Начало существования церкви христиан веры евангельской в городе Мариуполь.




В настоящий момент времени нет уже никого на земле, кто имел бы какое-то прямое отношение или лично помнил ту летнюю ночь 1937 года, когда было совершенно первое святое водное крещение по вере, которое и положило начало существования церкви христиан веры евангельской в городе Мариуполь. Последней «долгожительницей» церкви, которая лично при этом присутствовала (и потому может считаться очевидцем и свидетелем этого исключительно важного события) была Татьяна Евсеевна Кирюта.
Будучи многолетним членом церкви (до самой своей смерти несколько лет тому назад), она многократно рассказывала, как проходило это водное крещение в 1937 году.
Сегодня никому не нужно говорить, что такое 1937 год в истории нашей страны. Это общеизвестный факт, что за всю жестокую историю Советского Союза этот год печально памятен как время самых страшных репрессий и преследований. Было бы неправильно сказать, что это был год только ужасных гонений против церкви. Это было время общенародной беды и горя. Под безумно раскрученный маховик репрессий во имя кровожадной и утопической идеи строительства «нового коммунистического общества», где не было места ни христианству, ни христианскому мировоззрению, ни христианским ценностям, которые от имени самого Бога декларирует Библия – священное Писание христиан – попали многомиллионные жертвы людей, имевших счастье или несчастье родиться и жить в этой стране. Нужно сказать, что далеко не все они были осознанно последовательными противниками этого сатанинского режима, а некоторые были даже его горячими сторонниками и поклонниками, но в страшной той мясорубке непрерывно работающей безжалостной гильотины 1937 года власть предержащие и преданно им служившие карательные репрессивные органы уже не очень-то и разбирались кого нужно казнить, а кого миловать (даже в собственных интересах этого режима!) И даже сейчас, 70 лет спустя, приходящий в себя народ наш продолжает внутренне содрогаться от осознания того факта, как был безумно вырублен цвет нации, бывший носителем богатейшего культурного и духовного наследия, которое пришло от отцов и дедов.

На этом гротескном фоне великой беды нашего народа история церкви в Советском Союзе со стороны светских историков продолжает оставаться белым пятном едва ли не самой малоисследованной ее части. Что же касается церковных историков, то они, имея глубоко христианское мировоззрение, которому органично свойственны любовь к грешным людям и прощение их великих и малых грехов, не считают своей задачей и своей целью слишком много останавливаться и концентрироваться на теме деталей изощренных гонений против церкви, по-христиански мудро ограничиваясь главным заявлением, что через огонь и ужас преследования Господь провел свою церковь по великой своей милости и «врата ада не одолели Церковь», что Церковь жива и продолжает свое служение для Бога и мира по той причине, что жив ее Создатель и Глава – Господь Иисус Христос, которому единственно и принадлежит слава, честь и поклонение.

Пожалуй, будет достаточным сказать, что к 1937 году в Мариуполе уже была небольшая группа христиан веры евангельской, которые пришли ко Христу, уверовали и были спасены, приняли крещение и ранее были членами пятидесятнических церквей в других городах и селах бывшего Советского Союза. Рассеявшись от непрерывных гонений (а часть из них были жителями села, которые занимались сельским хозяйством, но в ходе дикой «коллективизации» остались без земли и своих хозяйств), спасаясь от полного бесправия и произвола властей, безработицы и голода, они разными путями оказались в Мариуполе, который, благодаря своей промышленности и природному богатству рыбного запаса Азовского моря, в тот момент времени был достаточно процветающим теплым южноукраинским городом. Возможно, некоторые из них думали, что в этом большом промышленном городе будет легче затеряться и спастись от преследований, но никто из них не отрекся от своей веры, они полны были решимости продолжать служить Христу и не сдаваться. По тем трудноуловимым и невидимым, непонятным для мира признакам, по которым возрожденные христиане находят, различают друг друга, они на новом месте своего жительства смогли друг друга узнать, найти, войти в контакт друг с другом – и, наконец, собраться вместе для своих совместных служений молитвы и поклонения Господу. Отчасти в этом помогло и то обстоятельство, что в Мариуполе по улице Карасевской была действующая церковь евангельских христиан-баптистов, которую они время от времени посещали, удовлетворяя свой голод и жажду слушания Слова Божьего и великую потребность общения с другими христианами. Однако они всегда имели мечту и цель создать свою собственную церковь на базе своего вероучения - путь даже церковь, которой не суждено иметь ни юридического статуса, ни признания властей, ни покоя, ни даже относительной свободы осуществлять свою деятельность. От самого начала было понятно, что в отличие от 20-х годов (когда еще церкви христиан веры евангельской имели возможность существовать и действовать легально) им остается только один- единственный путь – создавать церковь нелегальную, подпольную, с первого дня своего существования – гонимую церковь. Другого пути в тех условиях не было, да и не могло быть.

Среди этой небольшой группы верующих особенно выделялся Илья Демьянович Малюта. Он родился в 1893 году. Родом его семейство происходило из Молдавии, были они молдаване, но в Мариуполь эта семья приехала из Дальнего Востока России еще в 1935 году. По каким причинам они переселились на Дальний Восток из Молдавии, сколько времени они там прожили – этого выяснить в деталях не удалось. Весьма вероятно, что это семейство было выселено из солнечной Молдавии в годы коллективизации на необжитые дальневосточные земли. Известно только то, что на Дальнем Востоке они принадлежали к церкви христиан веры евангельской, а в Мариуполь переехали потому, что через пророческое слово от Господа для них была открыта воля Господня – Бог сказал им переселиться в этот украинский город, о существовании которого они прежде даже не подозревали. Вместе с ними в Мариуполь из Дальнего Востока последовали еще несколько верующих семей, которые принадлежали к этой же церкви, в том числе родство хромого брата Антона Сикорского с его сыновьями Тихоном, Иваном, Николаем и дочкой Марфой.

Кроме того, из Гуляйпольского района Запорожской области после «раскулачивания» вынуждена была переехать в поисках работы и хлеба семья Василия Илларионовича Кирюта, в частности его взрослые сыновья и невестки, в том числе Никита Васильевич и его жена Татьяна Евсеевна, которая была крещена по вере в Запорожской области еще в 1925 году. Много лет были членами церкви в Мариуполе также Михаил Васильевич Кирюта и его жена Полина Федосеевна. А Игнатий Иванович Толмачев, освободившись после своего тюремного заключения в начале 30-х годов, также оказался в Мариуполе.

Постепенно найдя друг друга, они не только стали собираться вместе, но и проповедовали Слово Божье окружающим мариупольцам. Разумеется, это можно было делать только в глубокой тайне - от человека к человеку, от сердца к сердцу. К лету 1937 года уже была группа людей, которые хотели вступить в завет с Господом через святое водное крещение по вере. После наставления в вере был назначена дата крещения.

Они собрались ночью в маленьком домике на Гавани, в котором жила новообращенная сестра по имени Ульяна. (Ее настоящую фамилию мало кто знал тогда и уже никто не может назвать сегодня. Она осталась в памяти людей как Уляша должанская, но это не фамилия, «должанскими» называли тех людей, которые после начала коллективизации на Кубани переселились из Краснодарского края на другой берег моря в Мариуполь. Большинство из них были родом из кубанской станицы Должанская, что находится недалеко от Ейска. Значительная часть из них поселилась в бедных домиках на Гавани, найдя в Мариуполе какой-то приют после диких репрессий в кубанских казачьих станицах). Некоторые долгожители мариупольской Гавани, с которыми мне пришлось беседовать, и сейчас вспоминают эту сестру как скромную женщину исключительной доброты, честности и приветливости.

К сожалению, ее домик, который стоял прямо на берегу моря, до настоящего времени не сохранился ввиду того, что уровень моря в этом месте несколько поднялся и как минимум два ряда домов постепенно оказались на дне моря. Однако совершенно точно известно, что этот домик находился на том месте, где сейчас улица Первая Озерная упирается в берег Азовского моря.

Поскольку любые собрания были категорически запрещены, а весь город (как и вся страна) был наполнен штатными, нештатными и внештатными сотрудниками и осведомителями НКВД (тогдашнее название КГБ), собрание это проходило в глубокой тайне, а окна были плотно зашторены и закрыты одеялами, дабы «бдительные» соседи не могли заподозрить, что в доме проходит собрание, не санкционированное властью.
Верующие от всего сердца поклонялись Господу, молились, пели по памяти христианские гимны (в то время сборники христианских песен были большой редкостью и, как правило, переписывались от руки). После чтения Слова Божьего, проповеди и наставления, они с молитвой вышли на берег моря, где Илья Демьянович Малюта совершил первое водное крещение. Впоследствии он много лет был пастырем, наставником и учителем Мариупольской церкви ХВЕ, а многих и лично привел в общину, которая часто собиралась на свои нелегальные собрания в его доме на поселке Парковый по улице Кладбищенская, 35. Сейчас эта улица возле Центрального рынка называется Клиновой – от слова «клин», которое, видимо, отображает ее конфигурацию (не следует путать с улицей Кленовой, которая находится в другой части города недалеко от кинотеатра «Комсомолец»).

Через несколько лет началась война. В тяжелейшие годы немецкой оккупации община христиан веры евангельской не прекратила своего существования – более того, она добилась, по милости Божьей, от оккупационных властей разрешения проводить свои богослужения легально. Великой трагедией нашего народа, великим преступлением немецкого фашизма был расстрел еврейской общины Мариуполя осенью 1941 года в противотанковом рву у Агробазы. Там нашли свое последнее прибежище на земле тела невинно убиенных стариков, женщин и детей. Отзвук этой трагедии слышится и теперь. Наша церковь неоднократно принимала участие в траурных мероприятиях у братской могилы на Агробазе вместе с еврейской общиной Мариуполя. Отрывки из дневника Сары Глейх, в которой эта бывшая московская студентка, захваченная войной в Мариуполе и чудом избежавшая смерти в противотанковом рву, описала леденящие кровь подробности воистину бесчеловечного уничтожения еврейского населения в Мариуполе, много раз читались в нашей церкви на богослужениях.

После расстрела еврейской общины и продолжавшейся охоты за евреями, многие люди даже старались не проходить мимо пустовавшего здания синагоги. Вероятно, это было фактом большого гражданского мужества, что церковь христиан веры евангельской заняла это пустовавшее здание, где в течение некоторого времени в 1941 – 1942 годах проводились богослужения, как бы подчеркивая, что светильник поклонения Богу – Богу евреев и христиан - не угас. (В настоящее время это здание старой синагоги по согласованию с еврейской общиной было выкуплено церковью адвентистов седьмого дня, которая и проводит там свои богослужения).

Во время войны церковь продолжала количественно возрастать, по свидетельству очевидцев она достигала 350 членов. В годы войны очень многие люди, прибегая к Богу как к единственному своему Спасителю и Защитнику, принимали его в свои сердца, умоляя Бога о прощении грехов. В настоящее время членом нашей церкви является также Александра Семеновна Герега, которая принимала крещение в проруби в ледяной воде зимой 1941 года во время оккупации. Она является членом церкви вот уже 66 лет, ее дочери Раиса Даниловна и Ася Даниловна также много лет служат Господу и следуют за Христом. В свои 92 года Александра Семеновна радуется тому, что и ее внучка Оксана продолжает ее дорогу веры в служении Иисусу Христу.

Весной 1941 года в Мариуполь переезжает семья Лиманских. Василий Петрович Лиманский родился в 1927 году в Омской области. Родители его были верующими и принадлежали к пятидесятнической церкви. По рассказам Василия Лиманского, в этой церкви трудилась также и союзная благовестница Полина Васильевна Кушнерева, которая иногда приезжала из Одессы по поручению Ивана Ефимовича Воронаева, председателя Всеукраинского союза пятидесятнических церквей. Потом эта семья проживала в Лабинске Краснодарского края и в Таганроге. В 1942 году Василий Лиманский принял крещение на том же месте, где проходило первое крещение рядом с домом сестры Ульяны. Старожилы на Гавани и сейчас помнят, что это было излюбленное место для проведения крещений нашей церковью: даже зимой братья делали прорубь, опускали в прорубь лестницу - и совершали крещения, невзирая на сильные морозы.

В 1943 году церковь вынуждена была покинуть здание синагоги и проводить свои служения на Слободке в частном доме Стефана Кондратьевича Целины (современный адрес – переулок Котовского, 22). Сейчас в этом доме, который имеет столь важное историческое значение для нашей церкви проживает престарелая семья Трошиных – Федор Михайлович и Мария Семеновна, которые всю свою долгую жизнь принадлежат к церкви. Сам Стефан Целина умер 21 февраля 1976 года в возрасте 82 лет. (Он был 1894 г.р.) Мария Семеновна Трошина, прожив в этом доме последние 40 лет, рассказывала мне, что еще видела много длинных церковных скамеек, сложенных на чердаке дома Целины. А дверь, ведущая в молитвенный зал, была красивой, большой и широкой…

Среди тех, кто в эти годы стал членом церкви и продолжает еще и сегодня свое молитвенное служение в нашей церкви есть и Любовь Савельевна Малюта, жена Якова Ильича, сына первого пастора нашей церкви. Она приняла крещение и стала членом церкви в 1945 году. Год спустя, после мобилизации из рядов Советской Армии, к церкви присоединился Марк Васильевич Наприенко (его невестка Елена Васильевна служит сейчас казначеем церкви), а в 1948 году присоединились и две глубоко благочестивые сестры, которые проживали на Гавани недалеко от Марка Васильевича – они всем были известны как «гаванские сестры». Сейчас они – Александра Митрофановна и Анна Митрофановна Мулика уже в вечности. Прожив долгую и благословенную жизнь, оставив самый добрый и светлый след в памяти верующих и неверующих людей, которые имели привилегию общаться с ними, они покинули землю, чтобы успокоиться в вечности.


Группа членов церкви в 1946 году. В центре – И.Д. Малюта.
Там, в доме Кондратия Целины и его жены Матрены (все звали ее сестра Мотя) церковь продолжала относительно свободно собираться до 1948 года, когда снова ужесточились прерванные войной целенаправленные репрессии с целью уничтожения церкви в Советском Союзе. В этот период церковью бессменно руководил Илья Демьянович Малюта, Диаконами церкви, верно продолжая труд церкви Божьей, служили Матвей Иванович Котельников (его дочь Валентина Матвеевна и сейчас продолжает оставаться уважаемым членом нашей церкви) и уже упомянутые Игнатий Иванович Толмачев и Стефан Кондратьевич Целина. Во время войны в Мариуполь из западной Украины переехал Владимир Яковлевич Петровский, который был способным проповедником. Он поселился в портовском районе. Вскоре его избрали секретарем церкви. Благодаря его точности и скрупулезности, известно, что по состоянию на 1948 год в церкви насчитывалось довольно большое количество членов – 701.

В начале 1948 года в Мариуполь приезжали тогда еще молодые братья, которым со временем суждено было Господом стать руководителями пятидесятнического гонимого братства в Советском Союзе. Это были Иван Антонович Левчук и Виктор Иванович Белых. Целью их приезда и главной темой их многочасовых бесед с Мариупольскими братьями был очень непростой вопрос – будущее братства христиан веры евангельской в СССР. В марте 1948 года в городе Днепродзержинск проходил подпольный съезд, сам факт проведение которого в тех условиях тоталитарного государственного режима можно считать великим Божьим чудом. На этот съезд тайными путями прибыли братья из Западной Украины и Буковины, которые представляли церкви христиан веры евангельской других частей Украины (Западная Украина была присоединена к СССР в 1939 году, а Буковина – Черновицкая область – в 1940 году). На этом съезде, все участники которого через несколько дней были арестованы и после многомесячного следствия осуждены на срок лишения свободы от 10 до 25 лет, было принято решение еще раз от имени церквей обратиться к Советскому правительству с просьбой, чтобы гонимой церкви ХВЕ предоставили возможность получить регистрацию и статус легальной деятельности. Ответ Советской власти был жестоким не только по отношению к тем, которые от имени церквей ходатайствовали о регистрации, но и в отношении самих поместных церквей. Органам советской власти на местах и руководителям служб государственной безопасности, прокуратуры и милиции было разослано циркулярное сообщение, в котором церковь пятидесятников именовалась фанатичной сектой, проводящей изуверские обряды и по этой причине «не подлежащая регистрации» в органах Советской власти. (И до настоящего времени эта дикая ложь в той или иной форме еще дает о себе знать, а зачастую и продолжает безнаказанно распространяться со стороны несчастных жертв коммунистической пропаганды).

На этом воистину героическом съезде 1948 года братья из Мариуполя не присутствовали лично. Но совершенно точно известно со слов секретаря церкви В.Я. Петровского, что Мариупольская церковь передала Ивану Левчуку и Виктору Белых также и свое заявление в правительство – свое ходатайство о регистрации церкви в органах власти.

В 1949 году – Илья Демянович Малюта был арестован якобы за антисоветскую пропаганду (так называлась тогда проповедь Евангелия для неверующих людей). Приговорили его к 25 годам лишения свободы. Вместе с ним бросили в тюрьму и Владимира Яковлевича Петровского. В то время Игнату Ивановичу Толмачеву было уже 76 лет. В тот день, когда приехали работники госбезопасности, старенький Толмачев ремонтировал крышу своего домика на Гавани. Когда ему велели спускаться с крыши, он сказал, что давно готов к аресту, что он давно их уже ожидает и что готова его сумка с сухарями. Несмотря на отчаянные попытки сына Толмачева, который был в то время офицером Советской армии, спасти своего престарелого отца от тюрьмы, сталинский суд приговорил Толмачева к 25 годам лишения свободы. На суде Игнат Иванович в свойственной для него манере с мягким юмором только поблагодарил советский суд за приговор. Когда удивленный судья спросил его, за что он благодарит, Толмачев сказал, что судьи, кажется, ему продлили жизнь, ибо, учитывая его 76-летний возраст, он должен, в соответствии с приговором, досидеть в тюрьме как минимум до 101 года своей жизни. Юмор его оставили без внимания.

Освободили Игната Толмачева только после смерти Сталина в 1955 году. Доехать домой самостоятельно он уже не мог. Мариупольские братья Марк Наприенко и Андрей Лукашов привезли его домой на носилках. Дома, на Гавани, он вскоре отошел в вечность.

После смерти Сталина сократили срок и другим осужденным братьям – в том же 1955 году вернулись домой Илья Малюта и Владимир Петровский, а также Стефан Целина и Никита Кирюта. Почти одновременно с ними вернулись также осужденные в 1948 году на 10-летний срок Николай Данилов (1918 г.р.) Василий Устименко (1924 г.р.) и осужденные на такой же 10-летний срок в 1951 году братья Василий Стрюц (1896 г.р.), Григорий Макаренко (1896 г.р.), Федор Гавриленко (1893 г.р.), Александр Выродов (1922 г.р.),

По своему возрасту и состоянию здоровья Владимир Яковлевич Петровский вести активное служение в церкви уже не мог. Диакон церкви Матвей Иванович Котельников, работавший много лет плотником на заводе «Азовсталь», заболел туберкулезом и рано умер еще до репрессий 1949 года и последующих лет. Его дочери Валентине Кривонос, которая сегодня является членом нашей церкви, было в ту пору 12 лет. Через 8 месяцев после смерти Матвея Ивановича родился его сын Анатолий, который впоследствии со своей семьей также был членом нашей церкви до выезда в Соединенные Штаты, где они сегодня проживают. Он никогда не видел своего отца, но Отец небесный всю жизнь заботился про него. Там, в штате Вашингтон, закончилась земная жизнь и Анны Васильевны Котельниковой, жены Матвея Ивановича. Была она много лет диаконисой нашей церкви, в страдании и терпении благословенно трудясь во имя Господа.

Пресвитером церкви после ареста Ильи Демяновича в 1949 году стал Петр Семёнович Мищенко – человек воистину очень необыкновенной судьбы.

Родился он, по некоторым данным, в 1874 (возможно в 1884) году, происходил из еврейской семьи, но еще до революции 1917 года был крещен в православии. Он получил высшее образование, вместе со своей женой активно участвовал в революции, впоследствии, когда к власти пришли большевики, работал в ЧК. Его женой была высокая еврейка, детей у них не было. Во время выполнения боевого задания она была схвачена белыми казаками с оружием в руках и расстреляна. Овдовев, он женился второй раз, его жена Анастасия Николаевна имела еврейское и греческое происхождение.

Многие обстоятельства его жизни неизвестны, сохранились только данные, что на гражданской службе в Мариуполе он работал инженером на каретной фабрике. Как и где он пережил годы войны также неизвестно доподлинно, однако в 1946 или 1947 году он через святое водное крещение присоединился к церкви христиан веры евангельской и вскоре стал проповедником и членом церковного совета, помогая в служении Ильи Демяновичу. Умер Петр Семенович в Мариуполе в конце 60-х годов.

Еще одним помощником Ильи Демяновича был Сидор Григорьевич Ефименко, который постоянно проживал на Белосарайской косе, затем проживал в Осипенко под Бердянском, но часто приезжал (иногда надолго) в Мариуполь и активно участвовал в делах церкви. (Его сын, который с свое время был комсомольцем и ярым гонителем своего собственного отца, впоследствии глубоко покаялся и принял Иисуса Христа, принял крещение по вере и также был членом нашей церкви на Правом берегу до самой своей смерти). Обычно, Сидор Григорьевич, бывая в Мариуполе, проживал в доме у Марфы Сикорской, которая жила в то время рядом с Центральным рынком по адресу: ул. Овражная, 22. Трудился он по всему городу, в том числе и на Левом берегу.

В 1949 году, оставшись без авторитетного пастора, Мариупольская церковь выдержала большой натиск со стороны государства, но не только не рассеялась, но даже количественно продолжала возрастать под руководством братьев Мищенко и Ефименко – в значительную меру из-за того, что в Мариуполь охотно переселялись верующие из других городов. К этому времени также относится начало активного служения в церкви Андрея Филипповича Лукашова, который постепенно к 1951 году стал помощником брата Мищенко.

А.Ф.Лукашов родился 21 сентября 1925 г. в немецком поселении Гринталь, а впоследствии жил в Корнталь – сейчас это район маленького села Запорожец в 10 км от поселка Тельманово, районного центра Донецкой области. Несмотря на то, что у него была русская фамилия, семья, из которой он происходил, имела немецкие и еврейские корни. Это совершенно неудивительно, если иметь в виду, что район Тельманово представлял собой поселения немецких колонистов, которые там проживали с незапамятных времен. В детстве Андрей Филиппович говорил на немецком языке.

Во время коллективизации эта состоятельная семья была полностью разорена. Отца раскулачили, конфисковали мельницу, все имущество в доме забрали. В эти годы и научила тетка маленького Андрея молитве «Отче наш», положив начало его поискам Бога.

В 10 лет у своего раскулаченного дедушки он нашел Библию и начал ее читать. Несмотря на то, что их семья не принадлежала ни к какой церкви, в свои 12 лет он познакомился с церковью баптистов. Отслужив в армии, он в 1947 году начал регулярно посещать баптистскую церковь в Белой Кринице под Новоазовском. Переселившись в Мариуполь, он присоединился к церкви ХВЕ, которой тогда еще руководил Илья Демьянович Малюта. Крестил Андрея Лукашова по вере Илья Демянович накануне Пасхи 1948 года на том же известном месте – в водах Азовского моря по соседству с домиком сестры Ульяны. А через несколько лет после этого этот домик ушел под воду…

Совершая служение во время заключения первого пастора, трудясь на ниве Божьей вместе с братьями Мищенко и Ефименко, Андрей Филиппович Лукашов в августе 1957 года был избран пресвитером Мариупольской церкви (с 1948 года Мариуполь был переименован в город Жданов по случаю смерти одного из любимцев Сталина – генерала А.А. Жданова).

В 1947 году в Мариуполь из Брянской области переселяется семья Прудниковых. Несмотря на то, что у них был неверующий отец, оба брата – Иван Гаврилович (1925 года рождения) и Василий Гаврилович (1928 года рождения) Прудниковы впоследствии стали авторитетными и уважаемыми служителями Евангелия и пасторами церквей. Верующие очень любили этих уважаемых братьев. В 50-е годы в Мариуполь переселяются из Краснодарского и Ставропольского края семейства Кирилла Мироновича Фисенко (он поселился на Правом берегу), Павла Ивановича Чернышова, известного в христианстве проповедника и поэта Ивана Семеновича Харитонова, песни которого, написанные в те годы, звучат и сейчас. Переезжают в Мариуполь из Средней Азии, из далекой Ферганской долины Петр Николаевич Черкашин и Василий Кириллович Фисенко, который был уже рукоположенным пресвитером в Фергане. Жена его родом была из Ферганы. Все эти упомянутые братья оставили значительный след в духовной жизни Мариуполя в целом и в истории церкви в частности.

После короткой «хрущевской оттепели» 1955 года снова начались гонения. Уже в 1956 на 8 лет были брошены в тюрьмы Всеволод Цыпенко, затем в 1958-1959 г.г. братья Прудниковы, которым инкриминировали хранение христианской литературы как занятие антисоветской деятельностью. Выйдя из тюремного заключения, они стали признанными пресвитерами церкви.

После того как пришла свобода, многое тайное стало явным. Чудом Божьим я получил возможность проникнуть в архивы МВД, КГБ, в архив Высших органов власти и управления СССР. Работая с секретными документами, немало я нашел очень интересных документов, которые касаются непосредственно нашей Мариупольской церкви христиан веры евангельской. В одном из них Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров УССР П. Вильховый, тщательно соблюдая директивы своего центра, писал про мариупольских руководящих братьев следующее:

В своей информации от 20 сентября 1956 г. № 0268 мы вносили предложение, чтобы к лицам, которые после возвращения з мест заключения продолжают вести паразитический образ жизни, злостно нарушают законодательство о религиозных культах или под видом религиозной пропаганды создают нездоровые настроения у верующих в их отношении к деятельности органов власти, - применять более строгие меры наказания.

Характерно отметить, что всех этих лиц, прибывших из мест заключения – активных миссионеров пятидесятничества – прописали на постоянное местожительство в таком крупном индустриальном центре, каким является г. Жданов. Целесообразно было бы тех из них, которые продолжают свою миссионерскую незаконную деятельность, лишить права на проживание в г. Жданове. Пока что, из вышеуказанных крупных миссионеров пятидесятничества в г. Жданове арестован и судим только один гр. Цыпенко – осужден на 8 лет.

Вышеуказанные лица, вернувшись из заключения, не стали на путь честной трудовой жизни, они не желают стать полезными членами советского общества, а продолжают, с целью миссионерства бродить по поселкам, игнорируют советское законодательство о религиозных культах. Подобным лицам нецелесообразно давать возможность и дальше проживать в Донбассе.

Волна новых хрущевских репрессий обрушилась на церковь в 1961 году. В Мариуполе в это время было проведено несколько публичных показательных процессов, на которых судили около 40 братьев – руководителей церкви христиан веры евангельской, в том числе старенького диакона Сидора Григорьевича Ефименко, который и отсидел в тюрьме еще 5 лет. Посадили в тюрьму также Ивана Анастасовича Рубана.


В этот период времени из-за гонений Мариупольская церковь уже не только не могла собираться на одном месте, но и не могла сохранить своего организационного единства. Постепенно сформировалось несколько больших групп, которые проводили свои служения раздельно в разных концах города – на Левом берегу, в Порту, на Мирном и поселке Украина и в других районах. Естественно, в этих группах были избраны и свои руководящие братья. На Левом берегу руководящими братьями были Николай Иванович Данилов, Павел Константинович Айко, Иван Анастасович Рубан, Василий Иванович и Иван Иванович Устименко, Александр Васильевич Выродов, Василий Петрович Лиманский, Иван Гаврилович и Василий Гаврилович Прудниковы, Виктор Иванович Юрченко, Федор Иванович Пухальский, Василий Михайлович Живаго, а позднее – Анатолий Михайлович Катюжинский, Николай Александрович Сдобников, Владимир Михайлович Кулюкин. В заводском районе – Виктор Горюнов, Михаил Иванченко и Александр Гудаков. На Азовкольце – Всеволод Федорович Цыпенко и Александр Андреевич Волков. На поселке Мирный – Иван Семенович Харитонов и Артем Максимович Щербаков. В портовском районе – Василий Дорофеевич и Семен Дорофеевич Романюки, а также Иван Федорович Желноваков. В Каменске и совхозе «Зирка» - Василий Стрюц. Ввиду такого образа организации и служения эти группы приобретали свои индивидуальные черты – очень часто обусловленные личными качествами или видением руководителей. Впоследствии некоторые из них оформились в самостоятельные церкви. Существующие в Мариуполе сегодня пятидесятнические церкви не во всем одинаковые, но все они имеют общее происхождение и общий корень, восходящий к 1937 году, когда была образована церковь христиан веры евангельской.

В центральной части города продолжала действовать церковь под руководством Андрея Филипповича Лукашова и Кирилла Мироновича Фисенко. Согласно решению братьев, (это братское собрание проходило в доме Александра Николаевича Сдобникова на Левом берегу) они были рукоположены на пресвитерское служение осенью 1960 года. Служение рукоположения совершил единственный остававшийся на свободе по причине своего преклонного возраста союзный благовестник Иван Иосифович Славик, который был близким сотрудником Ивана Воронаева во Всеукраинском Союзе церквей христиан евангельской веры с 1926 года. Старшим пастором церкви стал Андрей Филиппович Лукашов.

Именно этой церкви под руководством брата Лукашова в то время, когда, наконец, по молитвам святых всего мира, в Советском союзе после потрясений 60-х годов произошли некоторые первые изменения в отношении позиции государства к церкви, удалось получить регистрацию и право на свою легальную деятельность. Мариупольская церковь в 1974 году стала одной из самых первых церквей христиан веры евангельской, которые были зарегистрированы в СССР автономно, как независимые церкви.
Неудивительно, что после долгих десятилетий борьбы за свои права, нескольких волн арестов и тюремных заключений, далеко не все верующие могли сразу поверить, что произошли какие-то первые изменения позиции государства к пятидесятническому движению. Многие верующие к такой регистрации относились весьма настороженно, а то и открыто негативно. Однако прошедшие десятилетия убедительно показали мудрость такого решения в тех условиях. С течением времени это принесло свои положительные результаты.

В 80-е годы в служении церкви помогали пастору пресвитеры Лев Михайлович Буренков, Юрий Константинович Коноваленко, Иван Мефодьевич Майструк. На диаконское служение в мае 1980 года были рукоположены Василий Степанович Горюненко, Анатолий Андреевич Лукашов, Сергей Иванович Желноваков, Семен Федорович Тихончук, Владимир Иванович Франчук. Молодежной работой в церкви в тот период времени успешно руководил Павел Иванович Желноваков, а пением хора – Леонтий Игнатьевич Радченко и Петр Михайлович Шулик.

В конце 60-х и особенно в 70-е годы, когда первые церкви пятидесятников уже получили автономную регистрацию усилилось движение этих церквей за объединение в церковный союз. Было проведено несколько таких съездов – ни один из них, разумеется, не был разрешен властями официально, но ни один из них, благодарение Богу, не был сорван. Первый такой съезд был проведен в Запорожье в 1969 году под руководством пастора Петра Донец. На этом съезде некоторые церкви христиан веры евангельской объединились в союз, который существовал вплоть до наступления времени свободы. Этот союз никогда официально не был признан властями, однако власти вынуждены были с ним считаться.

Второй такой съезд проходил в 1970 году в Мариуполе в частном доме на Новоселовке, хозяином которого был Василий Илларионович Малюта. На этом съезде присутствовали около 300 человек – в основном это были представители церквей из Украины и Молдавии, однако присутствовали также братья из многих церквей России и Кавказа. Съезд опять проходил под руководством пастора из Запорожья Петра Донец. На этом съезде началось формирование руководящего органа церковного союза – Совета пресвитеров. Первым его председателем был избран Андрей Филиппович Лукашов. Секретарем избрали Федора Ананьевича Вознюка – пастора церкви из Новой Каховки Херсонской области. Впоследствии Совет пресвитеров возглавлял уважаемый и авторитетный пастор Владимир Иванович Озеруга. Сотрудником Совета пресвитеров в те молодые мои годы довелось быть и мне, что я считаю большой привилегией своей жизни. Это, действительно, было радостью и благословением от Господа работать с Владимиром Ивановичем Озеругой из Киева, Петром Владимировичем Сердиченко из Одессы, Владимиром Моисеевичем Окарой из Батайска, Николаем Владимировичем Окара из Новочеркасска, Назаром Павловичем Рещиковец из Харькова, Григорием Дмитриевичем Цыбульским из Батуми, Николаем Алексеевичем Гущиным из Брянска, Виктором Ивановичем Панько из Минска, Иваном Васильевичем Миховым из Молдавии и другими видными и верными Господу братьями, многолетними тружениками на ниве Божьей. В разные годы они бывали также и в Мариуполе. К моменту начала перестройки таких церквей, входивших в союз автономно зарегистрированных церквей, было 250 по всему СССР. Некоторые из них уже имели свои здания.

Что касается Мариупольской церкви, то первоначально церковь своего здания не имела и не могла иметь – даже после того, как она получила регистрацию. Собрания проводились под руководством Андрея Филипповича в частном доме, который принадлежал сестре Ольге Плохушкиной. Этот дом находился недалеко от трамвайного депо на поселке Парковом по соседству с Центральным рынком. В этом маленьком домике иногда собиралось до 200 человек. Была ужасная теснота, но верующие радовались даже этому. Через некоторое время в 1975 году церковь евангельских христиан-баптистов под руководством пастора Александра Федоровича Рубашнева предоставила отдельные часы для проведения богослужений в своем доме молитвы по улице Карасевской (тогда она называлась улицей Куинджи). В этом помещении церковь проводила свои богослужения в течение 10 лет до того времени, когда в перестроечном 1985 году получила во временное пользование (тогда еще – во временное пользование!) от городских властей здание старого полуразрушенного склада на Правом берегу по адресу Греческая, 232.

http://christians.at.ua/index/0-2


Создан 04 сен 2009



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Личный сайт Романа Зайца